Музеи немцев Поволжья

Опубликовано: 14.10.2018 Категория: Авторский очерк / Саратовская область / Волгоградская область

Ко второй половине XVIII столетия немецкоговорящие европейцы были раскиданы буквально по всей Европе. Компактно проживая на землях нынешних Австрии и Германии, они представляли большие группы населения в северных кантонах Швейцарии, северо-восточных провинциях Франции, некоторых районах Италии, Румынии, Венгрии, Чехии и Прибалтики. А самые умные и смелые благодаря политике Анны Иоанновны добрались до России. Однако многим из всех этих людей сильно не повезло. Итоги 30-летней войны сложились далеко не в пользу протестантов, половина из которых говорила как раз на немецком языке. Но даже католиков (если они не были влиятельны) «зажимала» национальная аристократия или буржуазия тех стран, где немцы составляли меньшинство. А бывшая территория Священной Римской Империи Германской Нации на тот момент представляла собой сотни нищих епископств, герцогств, и курфюрств.

[banner_story]
{banner_story}
[/banner_story]

Как это связано с обзором «Музеи немцев Поволжья»? Именно указанная эпоха открыла небогатым, но трудолюбивым немцам перспективы не только в Новом Свете (где создавались США), но и далеко на востоке – в заснеженной Российской империи, осваивавшей земли усмиренных кочевников.

История появления немцев Поволжья в России

Такая вот история… Немцы Поволжья начинают свою биографию с Манифестов Екатерины II 1762-1763 гг. Императрица (будучи немкой по происхождению) знала про особое трудолюбие своей нации. И решила применить эти качества при освоении земель, отвоеванных у Астраханского ханства и разбойничьей Ногайской орды. Желающие принять русское гражданство наделялись тремя льготами, которых им очень не хватало в Европе – свободой вероисповедания, разрешением беспрепятственно перемещаться по новой Родине и дозволением просить денег на обустройство. Вербовщики ездили по всему Западу, приглашая немецкоговорящих европейцев сначала в пригород Санкт-Петербурга – Ораниенбаум. Уже здесь они давали клятвенную присягу своей государыне и консультировались. А отсюда плыли на юг.

[banner_story]
{banner_story}
[/banner_story]

Будущие поселенцы переправлялись в диковатую еще Саратовскую провинцию Астраханской губернии утомительным водным путем. Из 26 676 пассажиров кораблей в пути умерли 3 293 человека, что составило 13 процентов от объема «первой волны».

Подробные этапы освоения пограничных участков Среднего и Нижнего Поволжья обозначены ниже (где мы, собственно, и расскажем про достопримечательности). Для статистики стоит подчеркнуть: к концу 19 в. благодаря немцам и их системе четырехполья в России производили 10 000 000 пудов пшеницы ежегодно. Страна стала самой хлебной. А в советское время из уважения к поселенцам учреждена и республика немцев Поволжья.

Музеи и памятные места Волгоградской области

Первой целью в освоении России для немцев была Саратовская провинция. Но сперва колонистами были заселены те ее земли, что ныне относятся к Волгоградской области. 

«Старая Сарепта»

Изучая тему «Музеи немцев Поволжья», нельзя проехать мимо экспозиции, расположенной в сохранившейся до наших дней протестантской кирхе. Она находится в Красноармейском районе Волгограда, на набережной Волго-Донского канала. А музеем называется целый квартал, состоящий из 6 зданий каркасного типа. Название связано с именем третьей немецкой колонии – мини-городке братьев-гернгутеров (образованном из немецких последователей Яна Гуса, бежавших из католической Чехии). Они построили мукомольни, кожевенные заводы и прочие мануфактуры в сфере обрабатывающей промышленности. Позже появились цеха по производству одноименной приправы и масла из горчицы. Кожевенные заводы со временем «ушли». А производство муки и горчицы оставалось долгой специализацией упрямых немецких «таборитов».

«Старая Сарепта» – учреждение, где выставлены предметы туалета, домашнего и сельскохозяйственного быта братьев-гернгутеров. Их потомков. Имеются фотографии, документы, рисунки, так или иначе показывающие особенность жизни сарептинцев. Наконец, предметами хранения являются сами старые здания вокруг площади Свободы. Гиды расскажут об интересных обычаях обитателей колонии. Примечателен свадебный.

[banner_story]
{banner_story}
[/banner_story]

Тут мы добавим: кроме квартала-музея в Волгограде до сих пор существует предприятие по изготовлению горчицы и железнодорожная станция с наименованием «Сарепта». Даже идущая в сторону Калмыкии длинная цепь озер получила название Сарпинской.

Нижняя Добринка

Населенный пункт раньше назывался Монингер. Ему выпала честь стать 1-й колонией, украсившей позже список «Поселки-музеи немцев Поволжья». Село расположено в Камышинском районе 34-го региона, на берегу Волги. Оно является центром сельского поселения, а еще природного парка «Щербаковский» (о его «немецком» урочище будет рассказано ниже).

Понятно, что нынешний топоним Нижняя Добринка связан с отрезком течения одноименной реки. На одной из улиц этого поселка имеется музей, экспонатами которого являются старинные немецкие карты, молотильный камень, прялка, кухонная утварь, традиционная одежда первых колонистов из немецкоговорящей Европы. Изюминка местной коллекции – нехитрая добротная мебель, оставленная теми, кто двинул в ФРГ.

Попасть в селение легко по шоссе Камышин-Воднобуерачное. Съезд – с территории Верхней Добринки (по нему нужно проехать еще 7 километров в сторону Волги).

Щербаковская балка

Так называется самый широкий, длинный и глубокий овраг Волгоградщины, больше известный туристам как «Волжская Швейцария» (из-за больших изумрудных склонов 200-метровой высоты и даже водопадиков). Красивое имя придумали сами поселенцы, большая часть которых когда-то действительно проживала в Альпах. Урочище является одним из трех участков природного парка «Щербаковский», а заодно – памятным местом в истории поволжских колоний. Так как здесь находилось несколько мельниц, а также домов (в которых проживали мельники со своей семьей). Помимо природной красоты и климатической феноменальности (даже в 40-градусную жару в своеобразной «долине» лишь 20 °C: растут березы, груши и большие грибы!) балка известна тем, что на ее территории существует четыре точки с останцами названных строений.

Где-то жернов, где-то часть свода подвала, где-то фрагмент фундамента. «Швейцарцы» скупали у окрестных жителей куриные яйца – они использовали их как связующий материал в строительном растворе. Дома и мельницы простояли бы еще целую вечность, если бы их не разрушили в прошлом столетии люди. Русские люди… И теперь ни один наш строитель не может сделать по настоящему прочный полукруглый свод из кирпичей.

Итак, проехать сюда можно по той же дороге из Камышина. Выходим в деревне Щербинка. Именно по ее земле идет автомобильный и пеший спуск. Второй короче.

[banner_story]
{banner_story}
[/banner_story]

Музеи Саратовской области

Из Нижней Добринки и Щербаковской балки немцы продвинулись к северу. Вторым ареалом их обитания стало русло реки Голый Карамыш. А 4-ым – весь берег до Маркса.

Красноармейск

Старый город назывался, разумеется, не Красноармейск, а Бальцер. Ибо первыми поселенцами здесь были немцы, которым приглянулась чудо-речка Голый Карамыш. В ширину она не больше 6 метров, но стремительна для того, чтобы поставить мельницу. И до Волги, опять же, недалеко. Всего 17 километров по петляющей между балками дороге.

Именно это поселение стало крупным центром кожевенного производства, выращивания льна, табака, белотурки, пшеницы, картофеля и конопли. К концу века в список добавились рожь и овес. На улице Интернациональной, 32 стоит одноэтажный дом из добротного красного кирпича с двускатной крышей. Информацию о нем также можно найти, погуглив «Музеи немцев Поволжья». Интерьеры – стеллажи, уголки и стены, завешанные и заставленные кучей бесценных исторических раритетов. Имеются в виду прогрессивный (для России 18 века) плуг, орудия кожевенного сарпиноткацкого и трикотажного промысла. Что же такое сарпиноткацкое искусство? Разговор пошел об изделиях из сарпинки – полушелковых тканях Сарепты (Сарпа – речушка, которая когда-то проходила на ее месте, отсюда и название ткани). Сарпинка представляла собой привозное приятное на ощупь полотно, из которого производились чепцы, платки и чулки. Оно пользовалось огромным спросом. Сам шелк поволжским «европейцам» везли из Италии. Из Сарепты промысел пришел в более старую колонию – Бальцер. Это – тогдашние Голый Карамыш, Севастьяновка, Карамышевка и Олешня. В них до этого лишь топили сало. Красильня же долгие годы оставалась исключительно в Сарепте.

[banner_story]
{banner_story}
[/banner_story]

К слову, дом, где обосновалась этнографическая экспозиция, является бывшим особняком зажиточного wolgakolonist (так называют обрусевшего немца на его исторической Родине). Строение конца 19 – начала 20 века. Оно деревянное. Кирпич – лишь облицовка.

Саратов и Энгельс

250 лет назад русский Саратов, несмотря на то, что приобрел статус столицы провинции, представлял собой еще довольно жалкий городок. Только говорящие по-немецки промышленники стали превращать его в центр с развитой промышленностью, богатым купеческим и аграрным сектором. В городе сохранилось много красивых домов, построенных западными колонистами – купцами, промышленниками и фермерами. В результате именно здесь накопилось множество документов (в том числе досье), чертежей и фото, связанных с жизнью и деятельностью русских немцев в Саратовской провинции Астраханской губернии. Провинция же стала огромной самостоятельной губернией.

Бесценный материал, а также список немцев Поволжья сегодня включен в посвященный им Саратовский исторический архив. По сути, он является самым главным на территории Российской Федерации. Архив базируется на другой стороне Волги, в Энгельсе, по адресу пл. Ленина, 13.

Маркс

Марксовский краеведческий музей – уникальное заведение, в котором собраны сотни предметов, письменных, графических и фотографических документов, касающихся проживания тысяч разных колонистов в данном районе бывшей Саратовской губернии. Особо заметны (даже скучающим школьникам) плотницкие, столярные, кузнечные инструменты «народа волгадойче», коллекция артефактов этнографии, плетеные изделия. Женщинам и девочкам будут любопытны здешние вышивка и ткани. Выразительно смотрятся аутентичные особняки и кирхи городка. Даже не удивительно, что когда-то именно здесь был устроен первый национальный музей немцев Поволжья. Организованные экскурсии по уже названному заведению, а также некоторым улицам Маркса обычно содержат рассказ гида о трагических месяцах выселения wolgakolonisten из своих домов. Было это в 1941 году. Сталинское правительство и многие советские граждане боялись «удара в спину» в годы великой  войны с гитлеровцами. А ведь бывшие немцы в Советском Союзе считались самыми скромными, честными и трудолюбивыми.

Город Маркс – бывшая колония Екатеринштадт. Этим названием бывшие соотечественники великой российской царицы как-бы отдают ей дань благодарности. Попасть в учреждение легко, прошагав до старого строения № 47 по улице Кирова.

[banner_story]
{banner_story}
[/banner_story]

Как вы уже догадались, прочитав обзор, не стоит путать описанную социокультурную группу с понятием «российские немцы». По сути, под ними подразумеваются потомки героев сюжета, рожденные в 1941 году или после. Причем уже на востоке – в Казахстане, на Алтае и в Омской области. Сюда надо включить и тех, кто утратил традиции, переселившись в начале прошлого столетия в южные губернии России. А ведь незадолго до этого существовала республика немцев Поволжья. Таким образом именно определенные районы Волгоградской и Саратовской областей правильно считать местом появления самых первых индустриально-аграрных немецких колоний в России. Шесть «опорных пунктов» интенсивного хозяйства сделали преимущественный вклад в развитие названных русских регионов. И если в зарождающейся Америке синонимами немца были «наивный» или «нищий», то в екатерининской империи – «успешный» и «богатый».